Танк Т-62 был создан в результате двух «естественных» процессов и двух стечений обстоятельств. Первый процесс касался постепенного усовершенствования серийно выпускаемых танков семейства Т-54 . Во всем мире принято постепенно дорабатывать удачные образцы вооружений до тех пор, пока не будет исчерпан их модернизационный потенциал, когда дальнейшая модернизация оказывается менее эффективной и рентабельной, чем создание новой техники. Второй процесс – стремление конструкторского бюро завода № 183 в Нижнем Тагиле обрести самостоятельность, поскольку в течение нескольких послевоенных лет оно занималось почти исключительно надзором за производством автомобилей, построенных в Харькове.

Если проблемы с армией РФ переходите  на сайт  Вам помогут юристы

Советский средний танк Т-62 часть 1
Первым совпадением стали неожиданные проблемы со строящимся в Харькове танком нового поколения. Если бы Объект 430/432 был вовремя доработан и одобрен армией, то его серийное производство было бы начато на всех танковых заводах СССР (так было с Т-54) и дальнейшее никому не было бы интересно эволюция автомобиля предыдущего поколения. Вторым совпадением стало обнародование информации о новых танковых орудиях, изготовленных и построенных в Великобритании, которые были лучше не только 100-мм Д-10Т, использовавшихся в Т-54/55, но и пушек Д-54, планируемых к выпуску. Объект 430.
Совершенствование боевых машин чаще всего касается нескольких направлений. Проще всего использовать новые боеприпасы и приборы наблюдения и прицеливания. Инженерам требуется больше усилий, чтобы использовать новое основное вооружение (пушку) и новую систему двигателя/силовой передачи. Самой большой проблемой обычно является усиление базовой брони, что часто требует, например, строительства новой башни (что произошло, например, дважды в случае с танками Leopard). Более простой альтернативой является использование дополнительной брони в виде экранов и внешних модулей, добавляемых к существующей броне.

Объект 142, вид сверху.

В случае с танками семейства Т-54 первый этап модернизации был весьма ограниченным. На них стали устанавливать стабилизированные пушки сначала в одном (1954 г.), а затем в двух самолетах (1956 г.). Были введены приборы ночного наблюдения и прицеливания (1957 г.) и оборудование для переправы через реки по дну (1958 г.). Использовались более прочные гусеницы (1966 г.) и модернизированные средства связи. Необычной модернизацией стало введение проникающих радиационно-поглощающих обшивок в боевом отделении (1962 г.). Дальнейшие изменения — внедрение новых боеприпасов, применение внешней дополнительной брони и т.д. были введены в ходе капитальных ремонтов этих танков на рубеже 1970-х и 1980-х годов, когда в СССР уже выпускались боевые машины двух следующих поколений. .
Создатели Т-54, то есть инженеры КБ-60 Харьковского завода № 75 во главе с А. Морозовом, мало интересовались модернизацией старых танков, сосредоточившись на разработке машины нового поколения — более поздний Т-64. Если бы этот танк был построен вовремя, такой подход был бы самым правильным. К сожалению, этому мешали как объективные, так и субъективные факторы. Наверное, наибольшее влияние на последующие проблемы оказало требование военных, чтобы новый танк был лучше Т-54 по всем параметрам (огневая мощь, бронирование, проходимость по бездорожью) и в то же время не значительно тяжелее его. . Это заставляло проектировщиков искать оригинальные и зачастую рискованные решения, в результате чего технический риск (вероятность создания неудачной конструкции) систематически возрастал.
В конечном итоге требования армии были выполнены, но процесс создания нового танка, а особенно его доводка, занял гораздо больше времени, чем ожидалось, а использованные многочисленные нововведения (двигатель необычной конструкции, новая ходовая часть, автоматическая пушка загрузка) вызвали немало неприятных сюрпризов, прежде чем их «приручили». Со временем обнаружилась еще одна слабость новой конструкции: в борьбе за снижение веса был спроектирован очень маленький автомобиль с тесным салоном. Это очень затрудняло внесение изменений в оборудование, поэтому модернизационный потенциал новой машины был ограничен. К тому же его производство было гораздо сложнее, чем Т-54, а служба в частях требовала более высокого уровня технической культуры. Недостатки в последней области приводили к частым отказам, в основном системы привода, и многочисленным,
В этой ситуации дальнейшая модернизация машин семейства Т-54/55 стала не только оправданной, но и необходимой. Так появилась возможность для строительной конторы из Нижнего Тагила во главе с очень амбициозным Л. Карцевым. Однако его первые попытки самостоятельно строить танки не были очень обнадеживающими. Объект 140, значительно улучшенный в теории Т-54, оказался проектной катастрофой. Что особенно странно, он был еще и нетехнологичным, т.е. сложным в производстве. Как правило, этот дефект является следствием оторванности конструкторских бюро от реалий производства, а конструкторский коллектив завода 183 надзирал за последним годами! После эффектного провала работ над «Объектом 140» коллектив был лишен права проектировать танки самостоятельно, допустив лишь незначительные модернизации.
Не испугавшись поражения, Карцев попытался пройти как можно дальше — он хотел испытать новое вооружение, новые двигатели, новую ходовую часть и новую форму башни. В преддверии повествования следует отметить, что многие из этих идей, хотя и не принятых для модернизированного Т-54/55, были использованы в ходе очередного карцевского «заговора», или «тагилизации» харьковского танка Т-64, который привело к созданию Т-72.
Первым был Объект 140, который должен был значительно превзойти Т-54. Ходовая часть была доработана за счет введения 6 пар ходовых колес меньшего диаметра и измененной конструкции (с алюминиевыми дисками и широкими резиновыми бандажами) вместо пяти пар. Также были введены три пары катков, поддерживающих верхний ряд гусениц. Применен новый двигатель ТД-12 (8Д12У) мощностью 420 кВт. Был разработан корпус довольно сложной формы и конструкции. Диаметр ведущего погона башни был значительно увеличен с 1860 до 2230 мм. В кормовой броне башни было сделано отверстие, через которое выбрасывались снаряды, что окончательно решило проблему их хранения внутри машины при интенсивной стрельбе. Снаряды являются источником пороховых газов, которые не может удалить воздуходувка. Более поздние испытания показали что концентрация пороховых газов в боевом отделении при интенсивной стрельбе уменьшилась вдвое по сравнению с башней без эжектора. Открывание крышки выбрасывателя было автоматическим и сопряженным с отдачей ствола.
Несмотря на возлагаемые на новую конструкцию надежды, заводские испытания, проведенные в середине 1957 г., показали, в том числе, что система привода перегревается, а алюминиевые колеса недостаточно долговечны. Устранение недостатков и доработка конструкции корпуса были сочтены слишком сложными, и МО СССР прекратило работы по Объекту 140.
Объект 141 представлял собой «обычный» Т-54 с ранним вариантом пушки Д-54, оснащенной двухкамерный дульный тормоз и стабилизатор «Радуг». Его начали проектировать в 1952 году. В 1955 году прототип отправили на полигон в Кубинке. В 1959 году на эту же машину установили пушку У-5Т и произвели 350 выстрелов. В 1961 году была установлена ​​пушка с раздельным боезапасом. Работы проводились в рамках OKR Żełud (желудь) и весь танк часто назывался одинаково.
Объект 142, построенный в 1958 г. «по поручению» командующего бронетанковыми войсками маршала Полубоярова, должен был соединить корпус Т-54 с башней и вооружением Объекта 140. Беспроблемное соединение не было, так как диаметр ведущего погона башни пришлось увеличить с 1860 до 2230 мм. Для ускорения постройки первого прототипа были использованы листы корпуса недостроенного второго Объекта 140, к которому была адаптирована ходовая часть Т-54. По мере смещения центра масс автомобиля вперед изменялась ширина колеи ходовых колес. У Т-54/55 между первой и второй парой колес было значительное расстояние, а у «142» первые три пары были вплотную друг к другу, а последние две разнесены. Литая башня со сварной крышей и тумбой люка, а также прикручиваемая тумба люка командира были взяты от Объекта 140. Пушка Д-54ТС была сопряжена со стабилизатором Wjug. Также использовался не очень удачный двигатель ТД-12. В итоге Объект 140 был построен с башней Объекта 140 вместо башни Объекта 140, что обременяло новую машину большинством недостатков «40».
Объект 150 был одной из боевых машин, основным вооружением которых должны были стать противотанковые управляемые ракеты (ПТУР), разработанные в СССР во второй половине 1950-х годов. Этот «модник» стал результатом очень высоких оценок эффективности ПТРК и надежды на то, что вскоре они заменят все остальные противотанковые средства, включая классические противотанковые ружья и танковые пушки. Пусковую установку было решено разместить во вращающейся башне, но оказалось, что для свободного манипулирования ракетами внутри машины диаметр ведущего кольца башни должен был быть больше, чем у танков Т-54. . Поэтому было выбрано кольцо от Объекта 140, а это требовало либо использования всего корпуса от этой уже известной вышедшей из строя машины, либо перестроения корпуса Т-54. Было выбрано последнее решение, т. а за счет использования кольца диаметром больше на 410 мм корпус несколько удлинили. Устройство Объекта 150 и его история требуют отдельного обсуждения.
Две другие машины, разработанные в ОКБ Завода 183, были прямыми «предками» Т-62 и поэтому будут описаны несколько подробнее.
Объект 165 был очередной попыткой соединить корпус и ходовую часть Т-54 с башней Объекта 140. Работы над ним начались в 1957 г. (официально — август 1958 г.), а две машины были готовы к испытаниям в октябре 1959 г. Интересно, что, в некоторых материалах КБ название «Объект 165 первый» использовалось для… Объекта 142! Конструкторы, осмыслив опыт Объекта 142, больше не использовали листы корпуса Объекта 140. Вместо этого они использовали разработанный ими несколько ранее корпус Объекта 150, на который поставили доработанную башню Объекта 142. Это было еще литая конструкция со сварной крышей.
Так как контора по конструированию стабилизаторов объявила очень долгий срок выполнения нового заказа, то прототип Метеора якобы был изготовлен в почти дачных условиях группой энтузиастов из Нижнего Тагила, с использованием более старых и неподходящих для нового комплектующих. Стабилизаторы Cikłon и Liwien для новой пушки. Военные настаивали на использовании пушки У-8ТС, поскольку такое же вооружение должно было использоваться на Объекте 430, более позднем Т-64, который должен был стать советским основным боевым танком.
Орудие представляло собой модернизированное орудие Д-54ТС — оно имело усиленный ствол массой 2400 кг, а шаг нарезов был увеличен с 25 до 35 калибров. Начальная скорость противотанковой ракеты составляла 1015 м/с, дальность по прямой — 1200 м, бронепробиваемость на дальности 2 км — 200 мм стали, поставленной под углом 0°. Орудие спарено с прицелом ТШ2А и 7,62-мм пулеметом СГМТ. Еще один такой же пулемет был установлен в корпусе — тир располагался в лобовом бронелисте, как и у танков Т-54.
В прототипе используются новые литые колеса неизменного диаметра, но с характерными ребрами, но позже вернулись к колесам с штампованными дисками из листового металла. Всего было построено три Объекта 165, несколько отличавшихся друг от друга (два из них имели «стоковый» стабилизатор «Комета», например). Для них использовалось название «Уралец», но оно не прижилось, как и более позднее название «Урал» для Т-72.

В ходе испытаний как минимум на одну из машин была установлена ​​усовершенствованная башня Объекта 166, но с пушкой У-8ТС. Объект 165 был принят на вооружение в 1961 году (приказ № 729-305) как Т-62А. По решению правительства от октября 1962 года производство должно было начаться в сентябре следующего года. Однако уже в марте 1963 года от У-8ТС отказались в пользу гладкоствольного орудия, в связи с чем серийное производство орудия и танка не было начато. К концу 1962 года было построено всего 5 машин информационной серии.
Объект 166 фактически представлял собой слегка модернизированную «165», главное отличие заключалось в использовании гладкоствольной пушки У-5ТС. Однако поскольку этот танк был построен несколько позже машины с нарезной пушкой (официальное начало работ — 1959 год), появилась возможность использовать доработанную башню. Его раструб, называвшийся в СССР колпаком, был цельнолитым благодаря прогрессу литейных технологий, позволившему изготавливать качественную отливку с самой разной толщиной стенок: от 185 мм в передней части его бортов до 20 мм на потолке. В результате были устранены зоны пониженной прочности, такие как сварные соединения. Люки командира и наводчика монтировались на броне башни без использования приварных или болтовых тумб.
При этом зенитный пулемет не устанавливался на люке заряжающего (в то же время аналогичное изменение было внесено в танки Т-54/55). Главным конструктором новой башни был Ф. Беркович, и его поддержали конструкторы, разработавшие гораздо более раннюю литую башню для Т-34. Производство технологической оснастки (форм), а позже и изготовление башенных отливок осуществлялось на Челябинском заводе.